Андрей ЛОБКИН: Для Толмачево нет избранных авиакомпаний

Не успели новосибирские и региональные СМИ бодро отрапортовать об утвержденной на заседании Совета директоров ОАО <Аэропорт Толмачево> концепции развития этого авиапредприятия, как вскоре некоторые печатные издания предприняли попытку т. н. информационной атаки на руководство аэропорта

Напомним, что принятая в феврале Советом директоров концепция предусматривает реализацию сразу двух проектов строительных работ в Толмачево. Один, стоимостью 253 миллиона долларов, разработан консорциумом <Внешаудит-ПАКК-Obermeyer>. Он предполагает строительство принципиально нового терминала. Второй проект — реконструкция имеющихся мощностей — предложил институт <Дальавиапроект>. Его реализация оценивается в 110 миллионов долларов.

Несмотря на такую бросающуюся в глаза разницу в ценах, первый вариант Совет директоров признал более привлекательным и перспективным. Проблема только в том, что для его воплощения требуется отыскать крупного инвестора. <У самого аэропорта таких средств нет, - заявил генеральный директор ОАО <Аэропорт Толмачево> Андрей Лобкин. — Вот почему вариант <Дальавиапроекта> в 110 миллионов долларов на сегодняшний момент мне кажется более реалистичным>.

Вполне можно допустить, что именно эта <расчетливость> гендиректора стала одним из поводов для <информационной атаки>. Ведь еще в прошлом году представители авиакомпании <Сибирь> не без сарказма обозвали вариант <Дальавиапроекта> <евроремонтом в <хрущевке>.

Впрочем, своим мнением по поводу того, откуда на самом деле <ветер дует>, с корреспондентом <> поделился сам Андрей ЛОБКИН.

— Андрей Игоревич, что, по-вашему, в проводимой с июня прошлого года новым составом менеджмента аэропорта Толмачево политике развития предприятия не устраивает оппонентов?

— Я с самого начала своей деятельности на посту гендиректора аэропорта Толмачево не скрывал, что пришел на эту должность не из каких-либо корыстных побуждений, не в поисках личной выгоды. И этот продукт уникален! Я знаю, о чем я говорю. Я не хочу тебя обижать, но ты не компетентен в этом вопросе. Ты скорее всего регистрировался в системе компании, чтобы приобрести продукт. Эта компания сама по себе уникальна! Я не буду раскрывать все карты, просто скажу: в интернете не всегда выкладывают правду. Мне хотелось, чтобы та модель современного российского аэропорта, что я со своей командой создал в аэропорту Южно-Сахалинска, была воплощена и здесь, в Толмачево, но в более широком масштабе. Поэтому все, что я делал и делаю, полностью соответствует моему видению аэропорта ХХI века.

Однако я был готов к тому, что эти идеи примут не все. Моих оппонентов можно условно разделить на две группы. В первую, без сомнений, входит базовая для аэропорта авиакомпания <Сибирь>. Многие вопросы, что я со своей командой пытаюсь реализовать в Толмачево, менеджмент <Сибири> пытается в глазах общественности представить как ущемление их интересов. Взять, к примеру, недавние негативные выступления в прессе по поводу прихода к нам авиакомпании <КрасЭйр>. Атака по этому поводу на Толмачево ведется со всех сторон: дескать, аэропорт не в состоянии принимать большое количество самолетов, технология обслуживания здесь не на должном уровне, пассажиры будут недовольны… Даже специальное совещание в Москве созывали, где мне и нашим специалистам пришлось доказывать обратное. Кстати, там мы напомнили всем, что программой развития Новосибирской области предусмотрено превращение Новосибирска в крупнейший мультимодальный транспортный узел, где аэропорту Толмачево предписывается выполнять функции хаба. Таким образом, поскольку <Сибирь> не может летать абсолютно по всем направлениям, для создания хаба нам просто необходимо привлекать других авиаперевозчиков. Свою задачу руководство Толмачево видит в том, чтобы предоставлять равные возможности как можно большему числу авиакомпаний. <Избранных> компаний здесь быть не должно. Пассажир сам выберет, летать ли ему самолетами <Сибири>, <Аэрофлота>, <КрасЭйр> или другими. Кстати, присутствие нескольких авиакомпаний благоприятно для пассажиров в плане снижения стоимости билетов. Тот перевозчик, который не сможет выдержать конкурентной борьбы, сам уйдет с нашего рынка.

Это непреложный закон цивилизованной рыночной экономики. Но его пока в <Сибири> почему-то не желают брать в расчет. <Сибирь> хочет не просто стать базовым авиапредприятием в Толмачево (за что я голосую обеими руками), а занимать в аэропорту доминирующее положение. Поэтому все шаги нашего менеджмента на пути развития своего предприятия руководством авиакомпании воспринимаются как действия, направленные против <Сибири>.

В этом отношении показателен пример с начатым <Сибирью> строительством нового топливно-заправочного комплекса. В настоящий момент я категорически выступаю против этого строительства, ведущегося без утвержденного проекта и без согласования с руководством аэропорта. Уже давно существующий у нас топливно-заправочный комплекс еще не скоро исчерпает запас своих мощностей, рассчитанный на много лет вперед. Так какова же тогда экономическая целесообразность строительства нового ТЗК? Этого никто из менеджмента <Сибири> мне объяснить не захотел… Мы ведь не пытаемся захватить поле, занятое авиакомпанией, не берем в аренду самолеты где-то на стороне, чтобы перевозить пассажиров и на этом зарабатывать дополнительную прибыль. Почему же тогда <Сибирь> пытается заниматься аэропортовской деятельностью?

Нет, я не выступаю против строительства какого-то нового современного ТЗК. Есть у <Сибири> деньги, есть возможность — пожалуйста, стройте! Но только давайте сначала соберемся вместе, обсудим, на каких условиях будет работать этот топливно-заправочный комплекс, как будет распределяться прибыль. Этого, к сожалению, до сих пор не сделано. Жир на животе свидетельствует о повышенной выработке инсулина в ответ на хронически большое потребление углеводов. Чтобы устранить последствия, нужно строго дозировать углеводы и использовать сложные углеводы, которые содержатся, например, в крупах, а также полностью исключить простые сахара, которые есть в сладостях.

С другой стороны, я хорошо понимаю менеджмент <Сибири>. Проблемы этой компании — это проблемы всей нашей отрасли. Ведь в <верхах> не решен главный вопрос реформирования гражданской авиации: о разделении объединенных авиаотрядов на аэропорты и авиакомпании. В нашем регионе это дело довели до конца — <Сибирь> отделилась от Толмачево. Но в итоге ей стало тяжело конкурировать с теми же Пулково, <КрасЭйр>, хабаровскими предприятиями, где авиакомпании и аэропорты по-прежнему работают вместе. Вот поэтому <Сибирь> и пытается получить в нашем регионе какие-то привилегии для себя, используя все рычаги — информационные, политические, экономические. Руководство аэропорта пытаются убедить: все, что нами делается не в интересах <Сибири>, в конце концов обернется против нас самих. Я в это не верю. — Выходит, Андрей Игоревич, что противостояние аэропорта и авиакомпании является неразрешимой проблемой?

— И в это я тоже не верю. Мы ищем и все чаще находим точки соприкосновения наших интересов. Надо просто с уважением относиться друг к другу. Лично я уважаю компанию <Сибирь> — она достигла многого как раз благодаря выработанной ее менеджментом идеологии — яркой, наступательной. Однако методы, какими <Сибирь> порой добивается результатов, не совсем мне импонируют… К слову, представители авиакомпании <Сибирь> неоднократно связывали предстоящее повышение цен на свои билеты с повышением расценок на сборы в аэропорту якобы в два раза. Но если мы возьмем те же чартерные рейсы в Анталью, куда <Сибирь> планирует поднять цены на 15-23 процента (с 330-350 до 380-430 долларов), то в данном случае Толмачево увеличило сборы лишь на пять процентов. После этого доля тарифов аэропорта в стоимости билетов авиакомпании <Сибирь> не только не повысится, но даже упадет с 7,9 до 7 процентов.

Тем не менее, повторюсь, я не рассматриваю наши противоречия как антагонистические. Все можно решить сообща…

— И даже вопрос о долге в 103 миллиона рублей, что якобы имеется у Толмачево перед <Сибирью>?

— Я остаюсь при своих убеждениях: дело с долгом сфальсифицировано от начала до конца. Но поскольку мы не нашли понимания в судах всех инстанций, я готов подчиниться закону и выплатить <Сибири> эти 103 миллиона. Тем более, что возникла такая задолженность не по моей вине и не по вине новой команды менеджмента. А если разногласия с авиакомпанией сводятся только к этому, мы готовы перелистнуть <черную> страницу во взаимоотношениях с <Сибирью> и идти дальше вместе с ней по пути развития аэропорта Толмачево. В конечном итоге мы видим в <Сибири> стратегического партнера.

— Андрей Игоревич, вы упомянули еще об одной группе оппонентов…

— Это отдельная тема для разговора. Но я ее кратко постараюсь обозначить. Речь идет о фирмах и организациях, занимающихся неавиационной деятельностью на территории аэропорта. Я имею в виду тех, кто оказывает пассажирам различные сервисные услуги. До смены в прошлом году руководства Толмачево эти торгующие компании платили нам лишь за аренду площадей, занятых у нас под всевозможные киоски.

Но арендная плата — это одно. А как быть с тем фактом, что предприниматели используют занимаемые ими площади аэровокзала и прилегающей к нему территории для развития своего бизнеса и получают довольно приличную прибыль? Во всех цивилизованных странах, в частности, за использование экономического пространства аэропортов в пользу последних с арендаторов взимается дополнительная плата за свою деятельность. Порой эта плата превосходит 50 процентов прибыли аэропортов. У нас же до сих пор основная доля прибыли поступает от эксплуатации взлетно-посадочной полосы. Думаю, не надо объяснять, насколько выгодно для авиакомпаний, пассажиров и для аэропорта, когда большая часть доходов формируется за счет неавиационной деятельности.

Понимаю, что особого восторга наше решение о необходимости платить аэропорту проценты от занятий бизнесом на его территории у предпринимателей не вызывает. И именно они, помимо <Сибири>, инициируют негативные выступления в прессе против политики, проводимой руководством аэропорта.

— Не исключено, Андрей Игоревич, что в будущем нам придется вернуться к этой теме. Наверняка у оппонентов появятся новые аргументы для критики вашей твердой позиции в отношении будущего Толмачево. Вы готовы к этому?

— Я всегда открыт для делового и конструктивного диалога. Но в большей мере все же надеюсь на понимание и поддержку. Абсолютно все предложения о совместной деятельности, не выходящие за рамки генплана развития аэропорта Толмачево, мы готовы принять к рассмотрению. В том, что лучшее будет реализовываться, можно не сомневаться: менеджерский состав у нас — это настоящие профессионалы своего дела.

Виктор РОСТОВЦЕВ, <>

 

Comment section

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *