Сердце сжимается от боли и страха

Дорогая редакция!

Спасибо вам, что вы подняли проблему защиты прав детей. Сегодня хочется кричать о ней во весь голос, потому что наши дети бесправны, брошены на произвол судьбы

Стены непонимания, закрытые двери, брошенные телефонные трубки — вот то, что мы получили в ответ на крик о помощи. Если честно, то кричать уже нет сил, да и, наверное, смысла, тем более, что все равно никто не слышит. Но что же делать нам — тем, кому вот уже несколько лет приходится наблюдать издевательства над близким и родным человеком? Что делать девочке, которую лишили молодости и веры в справедливость?

Этот кошмар начался 4,5 года назад, когда Насте и ее семье пришлось пережить страшное горе. Прямо в квартире был зверски убит ее восьмилетний сводный брат (об этом страшном событии долго рассказывали СМИ). Была одна надежда — милиция. Конечно, вернуть ребенка не могла даже она. Однако найти и покарать преступника было вполне ей по силам. Вот и ждали с замиранием сердца, когда будет поймана и наказана тварь, которая посмела поднять руку на ребенка. Ждали все — родные, близкие, друзья. Ждала и Настя, по первому же зову являясь в органы только с одной целью — помочь в поисках преступника. Ждали и не догадывались, что родная милиция в помощи не нуждалась, так как <добросовестными> следователями, воспитанными на сказках о злой мачехе, уже давно была составлена своя версия преступления, самая простая: <жестокая> сестра из-за ревности к матери убивает своего сводного брата. При этом не берется во внимание, что тепла матери хватало и на дочь, и на малыша, и что отношения между членами <сборной> семьи сложились, вопреки всяким сказкам, очень добрые, что таким полезными и мармеладным. Состав: Пектин, сахар, патока крахмальная, лимонная кислота, натуральные красители Кармил, Хлорофил, Куркумин, Паприка. Ароматизаторы: инжир, клубника, малина, вишня, лайм, мандарин, банан, лимон, черешня, персик, абрикос, груша, красная смородина, черная смородина, ежевика.между детьми существовала тоже очень теплая и доверительная связь. А что? Не нужно искать никаких маньяков, проверять и работать над другими версиями (которых было, видимо, слишком много), да и люди, взращенные на тех же сказках, легко поверят в эту <историю>. Оставалось только просто, безо всяких на то оснований, забрать семнадцатилетнюю девочку на 10 суток, <хорошенько поработать> над ней, на всякий случай закрыв в соседней камере ее, убитую страшным горем, мать (которую именно там впервые назвали мачехой). И вот она — долгожданная <явка с повинной>. Ни для кого не секрет, каким образом вытягиваются подобные <признания>, в которых почему-то проскакивают фразы специфического <ментовского жаргона>.

Казалось бы, все <шито-крыто>. Но почему-то не сходилось время, мешали показания свидетелей, чужие отпечатки. Есть только одна причина по которой нужно попробовать новую диету, я вам сейчас все расскажу! История похудения
Всем привет! Каждый день вижу на просторах инстаграмма все новых и новых распространителей этого «замечательного» продукта, очень часто и меня пытаются привлечь в эти ряды, вся беда в том, что я уже испробовала это средство и имею свое мнение на этот счет. Все свидетельствовало о том, что не могла Настя совершить это преступление. Да и сама она <вдруг> отказалась от своих якобы <признательных> показаний, убедившись в том, что ее маму выпустили из ИВС. К Насте так и не был допущен адвокат, которого <наняла> мама буквально на второй день заточения дочери, факт наличия его тщательно скрывался людьми, которые с нею так старательно <работали>. Через десять суток ее вынуждены были <освободить из-под стражи> без применения каких-либо других мер пресечения. Белков и углеводов примерно поровну. Клетчатки (пищевые волокна) 6%. Белок всё тот же: соевый, сывороточный, молочный. Сколько какого белка – опять не указано, зато с калориями всё примерно сходится.

Что касается углеводов, то производитель говорит, что там есть и быстрые (декстроза / глюкоза), и медленные. Это очень хорошо. Однако, что именно за медленные и сколько их – не указано.

Тогда и стали происходить чудеса — пропали вещественные доказательства (все!), результаты многих экспертиз, поменялись показания свидетелей (прошедших ту же <ментовскую> обработку).

А мы ждали… Ждали и нисколько не сомневались в невиновности близкого нам человека (тогда мы еще верили, что справедливость восторжествует и все скоро закончится). Ждала и она — молодая испуганная девчонка, которая никак не могла поверить в то, что это происходит именно с ней. Но напрасно!

Понимая, что доказать вину человека, не совершившего преступления, невозможно, дело 11 раз (!) закрывали. Потом открывали вновь. Менялись следователи и <умывали руки>, некоторые не считали нужным даже увидеть Настену. А она, как добропорядочный гражданин, все это время по первому же телефонному звонку (без повесток) являлась в органы, проходила многочисленные проверки (в том числе трижды на <детекторе лжи>, которого, как позже выяснилось, в нашем городе просто нет и никогда не было), дважды подвергалась амбулаторной психолого-психиатрической экспертизе, даже не находясь под подпиской о невыезде!

Непонятным образом, без единого доказательства, спустя три года, дело доходит до суда. Все мы были повержены в шок! С другой стороны, надеялись, что наконец-то все закончится. Ведь наш суд, <самый гуманный и справедливый>, не мог допустить, чтобы невиновный человек оказался за решеткой. Мы все еще верили и ждали только оправдательного приговора. Но вот <чудеса> — судебный процесс длится уже второй год. За этот год наша уверенность в Настиной невиновности подкрепилась еще и конкретными многочисленными фактами, добытыми адвокатом, работающим по этому делу. Фактами, которые доказывают повсеместное нарушение законов и прав человека в ходе расследования. Но суд странным образом <не замечает> эти доказательства (а как же <презумпция невиновности> и <равноправие сторон>?!), и чем дальше, тем откровеннее встает на сторону прокуратуры. Чем иначе можно объяснить то, что судья, игнорируя все ходатайства подсудимой и ее адвоката, вдруг на <стадии завершения судебного следствия> удовлетворяет ходатайство прокурора о помещении девушки в <психушку> для проведения очередной, но уже стационарной, экспертизы?

Не знаем и поражаемся, как Насте удалось выдержать это испытание, ведь далеко не каждый человек сможет вынести месячное пребывание в обществе, мягко сказать, не очень здоровых людей. Казалось, что может быть хуже и страшнее?! Но нет, все это оказалось <цветочками>. На последующем заседании суда вдруг выяснилось, что наша муниципальная психиатрическая больница не в состоянии дать требуемое от нее заключение (более того — она вообще не правомочна проводить подобные экспертизы, о чем пытались сказать Настя и ее адвокат судье и ранее). И тогда, по рекомендации <уважаемой комиссии> из той же 3-й психиатрической и, опять же по настоянию прокурора, участвующего в деле, суд выносит новое решение (так и не переслав в коллегию Верховного суда РФ официально поданные и зарегистрированные в установленные сроки жалобы подсудимой и ее адвоката на прежнее определение суда). И вот еще одна экспертиза — теперь уже в Москве, в институте им. Сербского. А так как туда принимают только людей, содержащихся под стражей, суд удовлетворяет и другое ходатайство прокурора — об изменении меры пресечения, то есть о взятии Насти под стражу из зала суда. Это решение тем более бессмысленно, что любое заключение врачей не прибавит ни одного доказательства в явно сфабрикованное обвинение. Единственное, чем объясняют это люди, отнюдь не <профаны> в процессуальном и правовом смысле, знакомые не понаслышке с подобными решениями, — это еще раз доказывает, что суд не может вынести обвинительного приговора, а выносить оправдательный не хочет, но почти наверняка знает, что навряд ли девочка вынесет это испытание, и тогда ей грозит не заключение, а признание ее социально-опасной и принудительное теперь уже лечение(!) все в той же <психушке>.

Настена, выросшая в большой и дружной семье маминой родни в любви и уважении, за всю свою жизнь не обидевшая и мухи, бесконечное число раз оказываясь в тех условиях, которые так старательно ей <предоставляют> наши <слуги закона>, действительно уже находится на грани потери рассудка. Как, впрочем, и ее мать, единственным смыслом жизни которой является она — ее Настенька.

Кому же помешала эта девочка, от которой мы видели только добро, заботу, участие и понимание?!

Вывод только один — суд намеренно затягивает процесс. Ведь вынести оправдательный приговор, значит признать не только непрофессионализм, но и всю низость методов нашей прокуратуры. Вот и приходится, пренебрегая законами и правами человека, в очередной раз (а мы уверены, что наш случай далеко не единственный!!!) переступать через судьбу, через жизнь невиновного и его близких и прикрывать тех, кто позволил этому делу дойти до суда, — а это далеко не <пешки> наших правоохранительных органов. Слишком много таких, <замаравших> руки и совесть (если она на тот момент еще у них была!) на этом <деле>. Так не проще ли растоптать невиновного, чем самим оказаться обвиняемыми?! Ведь это очень реальная угроза ИХ карьере и куда более дорогой жизни.

А мы? Мы опять вынуждены ждать, чем закончится весь этот кошмар, изнемогая от бессилия. Наблюдать, как гибнет родной и близкий человек от страшной болезни нашего судопроизводства и прокуратуры. Все наши письма и жалобы в официальные и общественные организации остаются без ответа. Равнодушие и нежелание вмешиваться! Ведь суд — это высшая инстанция. Но что, если <независимость суда> — это сказки? Что, если мы так и не дождемся приговора? Ведь неизвестно, на сколько еще хватит у Насти сил! На счету каждая минута. Сердце сжимается от боли и страха! Хочется кричать, но ведь все равно никто не слышит. Нет сил надеяться на лучшее. Люди добрые, скажите — за что?!

И почему-то никому не приходит в голову, что в это время, когда ценой жизни невиновного человека кое-кто пытается <замять дело>, какая-то тварь, убившая восьмилетнего мальчика, топчет землю, наслаждается своей безнаказанностью и, возможно, замышляет новое убийство. А это значит, чья-то жизнь в опасности.

Вы уверены, что не Ваша или Ваших детей?!

В. А. Белова, г. Новосибирск

 

Comment section

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *