Семеныч и Ко: один за всех и все за одного!

Из разговора:

— Владимир Семенович, сколько человек в вашем коллективе?

— Это как посмотреть. Если на сцене выступать, то шесть-семь. Ну а если за стол садиться, то все семнадцать.

(Шутка от Ломоносова)

Агитбригаду <Время> в городе атомщиков Северске не просто хорошо знают, этот коллектив любят. Любить <агитбригадиров> есть за что. Те, кто хотя бы однажды побывал на концерте <Времени>, уже не забудут этот коллектив никогда. Несмотря на то, что в агитбригаде выступают взрослые и, в общем, серьезные мужики (все — работники СХК), ощущение от номеров <Времени> всегда такое, что вдохнул глоток свежего воздуха, зарядился юмором, юношеской жизнерадостностью и энергией. Их музыкальные пародии всегда смешные, но при этом никогда не злые. Этим и цепляют они за душу, заставляют по-доброму смотреть на жизнь.

Отец-основатель агитбригады <Время> Владимир Ломоносов приехал в Северск (тогда Томск-7) 30 января 1964 года по распределению из города Иваново, где он окончил индустриальный техникум. Сегодня свой приезд в город он не может вспоминать без смеха:

— Когда мы получили распределение, нам сказали только, что работать будем на секретном предприятии. Друзья нам сочувствовали. Мол, вы еще не представляете, в какую Тьмутаракань вас отправляют. Туда надо ехать сначала четверо суток на поезде, потом еще несколько часов на автобусе, а затем вообще на собаках. И жить вы будете под землей — видимо, до ребят уже тогда доходили слухи о Красноярске-26, секретное производство которого, как известно, расположено в горе. Мы, конечно, им полностью не поверили, но <червячок> сомнений наши души терзать начал. Приехали в Томск, на вокзале от сердца отлегло: вокруг обычный город. Получили документы и инструктаж доехать на автобусе до остановки <Кинотеатр <Мир>. Это нас еще больше вдохновило: раз в месте, куда мы едем, есть кинотеатр, значит оно не такое гиблое. Сели в автобус. На улице январь, окна затянуты инеем, чтобы хоть что-то разглядеть мы дышим на стекла, делаем маленькие <окошечки>. Смотрим, пятиэтажные дома сменили двухэтажные, деревянные. Нас это насторожило. Когда начался лес, мы вообще пали духом. Потом автобус вдруг останавливается, нам говорят: <Выходите>. Мы спрашиваем: <Это остановка <Кинотеатр <Мир>?> Нам говорят: <Нет>. Мы: <Тогда нам еще рано выходить>. Нам: <Выйдете, покажете документы, потом опять сядете в автобус>. Прошли через КПП. Колючая проволока настроение нам, естественно, не подняла. Едем дальше. Смотрим, лес кончился и опять пошли пятиэтажки, но только мы обрадовались, опять начался лес. Это был парк, но мы-то этого не знали. А нам и говорят: <Выходите, ваша остановка>. Расстроенные, вышли из автобуса и чуть от счастья не запрыгали — по другую сторону дороги стояли нормальные дома. Вот таким было наше знакомство с Северском. Про эту поездку мы даже песню написали.

Потом начались трудовые будни на реакторном заводе. Но Владимир Ломоносов всегда был <несерьезным>. С детства читал стихи, играл на аккордеоне, выступал с частушками и пародиями собственного сочинения. За это, кстати, в техникуме он чуть не поплатился отчислением, сочинив частушку на преподавателя, который отличался склочным характером и крутым нравом. Исполнил ее на одном из концертов. На Ломоносова <донесли>, его вызвали <на ковер>. Потом, правда, все обошлось.

— Моя беда в том, что я все куплеты сочиняю на конкретные личности, открыто называя имена. Это не всегда нравится, — говорит Владимир Семенович. — Вот и в Северске мы как-то исполнили куплеты, в которых прозвучало имя первого секретаря горкома партии. На первом курсе университета я весила 64 кг. С моим ростом 170 см, я выгляжу с таким весом нормально. Если вдруг наберу килограмма три-четыре, уже буду полненькой. Ничего <такого> там не было, но ему сообщили, мол, <Время> тебя в своих виршах склоняет по-всякому. Пришлось и тут идти <на ковер>.

В Северске Владимиру Ломоносову после первого же конкурса самодеятельных коллективов СХК руководство музыкального театра предложило пойти в актеры. Но он отказался — сказался усвоенный с детства постулат: профессия у мужчины должна быть серьезная и приносить хороший заработок, на который можно прокормить семью. Детство Владимира Семеновича было бедным. Поэтому выбор оказался в пользу комбината, хотя об актерской карьере он всегда мечтал. Зато его мечту осуществил сын Андрей. Он окончил театральное училище имени Щукина и сейчас работает в Москве.

— Поначалу он собирался, как и я, получить техническую специальность. Поступил в политехнический институт. Прилежно отучился первую сессию, а потом пришел ко мне и говорит: <Не мое это. Поеду в Москву, в театральное>. Жена сначала расстроилась, но потом ничего, привыкла.

Агитбригада <Время> появилась на свет в 1969 году. Сначала, правда, <бригадиры> были командой КВН — тогда страну буквально захлестнула волна Клубов веселых и находчивых. Команда не знала поражений. География их выступлений обширная: от Тюмени до Москвы, от Зауралья до Дальнего Востока, давать концерты приходилось даже на кораблях Тихоокеанского флота. Были предложения поехать и за границу. Но КВНщики-то все работники СХК, а значит, были <не выездными>. Так что <заграница> так и не имела счастья познакомиться с их творчеством. Замануха в виде мерса конечно прикольная, а что по факту изначально можно заработать? Я так понял недавно в проекте? все заработки начинаются только после 9 приглашенных? И что у интернет-магазина с доставкой?
ну не факт что через 9 человек у Вас попрет бизнес. Эти 9 человек могут затухнуть через два дня после подписания в бизнес.

— Сценарии сейчас мы пишем сами, материала накопилось много, — рассказывает Владимир Семенович, — с 1979 года (именно с этого времени я стал вести статистику выступлений) у нас состоялось более 400 выступлений. Как истинно русские люди сценарий мы пишем весьма оригинально, когда до концерта есть время, мы не торопимся, думаем: успеем еще. Остается неделя — настроение то же. И лишь когда до выступления пара дней, начинаешь судорожно хвататься за голову: елки-палки, у нас ведь текст не готов! Если время совсем поджимает, то никакая компания для написания сценария мне не нужна. Я сажусь на кухне и пишу всю ночь. К утру сценарий готов.

Парадоксально, но есть мнение, что самые смешные люди — клоуны — в жизни очень серьезные, а иногда вообще занудные личности. В <бригаде> все наоборот: люди серьезной профессии в свободное от работы время любят подурачиться, пошутить. Владимир Семенович считает: невозможно всегда смеяться или, наоборот, быть серьезным. Правда, <половинки> <бригадиров> не всегда разделяли их страсти к творчеству: не всякой жене понравится, когда муж после работы уходит на репетиции. Наверное, в частности, поэтому от первого состава агитбригады осталось всего пять человек. Кто-то из <старичков> посчитал, что больше не хочет заниматься творчеством, кого-то <переломили через колено> жены. Но новичков в коллектив приходит немало.

— Мы не проводим никакого отбора, — говорит Владимир Семенович, — человек просто ходит на репетиции. Присматривается, привыкает к коллективу. Если почувствует, что наша команда — его стихия, остается, нет — уходит. И актерское мастерство, сценический талант не являются для меня главным критерием в оценке человека. Главное — желание.

Юлия СТУДЕННИКОВА, <ЧЕСТНОЕ СЛОВО>

 

Comment section

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *