Преодоление

Уже много десятилетий — сразу после окончания Второй мировой войны — на Западе отношение к инвалидам стало одним из важнейших критериев нравственности общества и власти. Увы, в СССР в послевоенные годы этого не произошло. Обществу, устремленному в <светлое будущее - коммунизм>, требовались активные строители этого самого будущего. И только в последние 10-15 лет отношение к инвалидам в России стало меняться. Меняется понемногу и психология самих инвалидов. Они все чаще ждут не только помощи, но хотят стать полноценной частью общества. Об этих тенденциях, о взаимодействии людей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, с органами власти мы беседуем с председателем Новосибирской областной организации Всероссийского общества инвалидов Игорем Галл-Савальским

— Прежде чем говорить о проблемах инвалидов Новосибирска, наверное, есть смысл рассказать читателям об истории создания вашей организации.

— Не удивляйтесь, но история создания нашего общества инвалидов начинается с… хартии ООН. В 1988 году СССР, как и многие другие страны, подписал хартию <О равных стандартах жизни для граждан>. В том числе и для инвалидов. Десятилетие с 1983-го по 1993 год было объявлено десятилетием инвалидов. И за это время во всех странах, подписавших хартию, должны были появиться общественные организации инвалидов.

Я бы хотел здесь немного окунуться в историю. Сразу после войны, когда с фронтов вернулось очень много раненых, появились промыслово-кооперативные артели инвалидов. И, создав такое сообщество себе подобных, они совместным трудом поддерживали друг друга. Это было до 1961 года, когда товарищ Хрущев заявил, что наше государство достаточно богато, чтобы содержать своих инвалидов. И эти артели решением ЦК КПСС были ликвидированы. Я сам находил в архивах документы о процессах ликвидации артелей. Если до 1961 года в артелях работало более 80 процентов инвалидов, то уже через год около 20-ти. Отторжение инвалидов от труда компенсировали резким повышением пенсий. Но через некоторое время государство стало беднеть, и эти пенсии стали уменьшаться. Вот и приходится бедному спонсору годами проводить встречи, оформлять и отправлять заказы, настраивать программы и отвечать на вопросы типа: «Что такое браузер?» Но разве в этом смысл лидерства и наставничества в МЛМ? Разве таким образом можно наладить дупликацию, то есть повторение Ваших действий от линии к линии вглубь? Уменьшались-уменьшались-уменьшались. И одновременно с этим нарастала социальная активность инвалидов. Они были не удовлетворены своим положением. И в 1988 году эти кривые (хартия ООН и позиция инвалидов) пересеклись. Было создано Всероссийское общество инвалидов. Первый и последний раз делаю тут заказ. Решил купить их протеин, так как есть хорошие отзывы от друзей, но с таким сервисом и 15-минутным ожиданием на стойке получения заказа (в очереди был 1 человек), простите! Больше сюда ни ногой!

В 1993 году, когда появились органы социальной защиты, многие общественные организации увидели в них конкурентов и принялись с ними бороться. Мы по этому пути не пошли, а пошли по пути сотрудничества. И к 1996 году в Новосибирске обществу инвалидов удалось четко сформулировать свое место в новых реалиях. Если соцзащита ориентирована на удовлетворение минимальных потребностей нуждающихся, то мы осуществляем деятельность, направленную на изменение социального статуса инвалидов. Для нас идеально, когда, в результате сотрудничества с нами, человек из категории нуждающихся переходит в категорию самореализуюшихся.

На территории Новосибирской области 150 тысяч инвалидов, из них 30 тысяч входят в нашу организацию. И это те люди, которые решили объединить свой потенциал. Но остальных 120 тысяч инвалидов мы не забываем. Мы претворяем их чаяния в законодательные акты, в изменения различных социальных программ, в изменение работы служб социальной защиты, культуры, образования. Мы делаем доступным город. Мы делаем доступным образование. Мы создаем рабочие места для инвалидов, причем с таким прицелом, чтобы в будущем инвалид мог конкурировать со здоровым человеком на рынке труда. То есть мы выступаем не за резервацию, а за интеграцию инвалидов в общество!

— Игорь Владимирович, как за последнее время изменилось отношение к инвалидам общества и власти, в частности в Новосибирске?

— Прежде всего я хочу отметить, что количество инвалидов в России будет увеличиваться. Сейчас у нас в стране около пяти процентов населения — инвалиды. В развитых странах, по данным Всемирной организации здравоохранения, инвалидов около 10 процентов. И если мы будем относиться к инвалидам как к нагрузке для государства, то государство через некоторое время под этой нагрузкой просто упадет. А если мы будем относиться к инвалидам как к ресурсу, то тогда инвалиды начнут приносить государству большую пользу. И в Новосибирске власти и в областной администрации, и в мэрии все отчетливее понимают, что инвалиды — это не какая-то особая категория граждан, а самые обычные люди, имеющие некоторые ограничения.

— Несколько месяцев назад на страницах нашей газеты вы рассказывали о плодотворном сотрудничестве с администрацией Новосибирской области, с губернатором Виктором Толоконским. А как складываются взаимоотношения общества инвалидов с мэром Новосибирска?

— Владимир Филиппович Городецкий, так же, как и Виктор Александрович Толоконский, имел неосторожность общаться с Игорем Владимировичем…

— Игорь Владимирович — это…

— Галл-Савальский. Представляете? Вот поимели неосторожность, и с тех пор оба активно поддерживают инвалидов во всех их проектах и начинаниях. И во время прошлых выборов губернатора, и во время выборов мэра я был их доверенным лицом. И одновременно был представителем многих и многих тысяч инвалидов.

Чем принципиально отличается ситуация в Новосибирске и Новосибирской области от ситуации в целом по России? Инвалиды Новосибирска активно участвуют в формировании социальной политики, специальной политики в отношении инвалидов, целевых программ. Мы вместе с властью формирует эти программы, мы даем техническое задание. Порой власть нам говорит: вот это сегодня мы сделать не сможем. И мы понимаем, что да, действительно, это сделать нельзя. Ну просто денег нет. Нельзя завтра приспособить все жилье Новосибирска для инвалидов. Нельзя. Но можно приспособить строящуюся станцию метро <Березовая роща> для инвалидов. И будут. На этот счет Владимир Филиппович Городецкий уже подписал соответствующее постановление. И транспорт будут приспосабливать. И среду обитания в Новосибирске тоже! И по новосибирскому телевидению скоро появятся передачи с сурдопереводом для глухонемых. И все больше будет появляться в Новосибирске светофоров со звуковым оповещением. И все делаем мы вместе с властью, вместе с мэрией. Благодаря поддержке мэрии инвалиды имеют льготное лекарственное обеспечение. Утверждена программа развития физкультуры и спорта среди инвалидов. Готовится документ о предоставлении льгот по арендной плате общественным организациям инвалидов. Можно долго перечислять.

— Столь серьезные подвижки в решении проблем инвалидов, видимо, стоили определенных усилий?

— Да нет! Нельзя говорить: мы победили власть. Но нам не нужно побеждать. И губернатор и мэр делают то, что необходимо для нашего сообщества инвалидов, а в итоге и для всего общества в целом. Вот программа <Доступная среда обитания>. Эта программа, принятая в Новосибирске две недели назад, является единственной в России. Но немаловажно и другое: эту программу разрабатывали и создавали при активном участии инвалидов. И такой подход приветствовался руководством города. Это руководство прекрасно осознает, что инвалиды каждый пункт программы прочувствовали на себе. И эти чувства для руководителей Новосибирска оказались весомее всевозможных параграфов документов, регламентирующих разработку и создание таких программ. И в итоге нам вместе удалось создать уникальную комплексную программу. Речь в ней идет не только о транспорте для инвалидов, но и об электронных средствах массовой информации, о доступном образовании, специальном образовании, о доступных рабочих местах. И самое главное: конечная цель программы не просто облегчить жизнь инвалида в городской среде, а интегрировать его в общество.

— Как известно, общество состоит из отдельных людей. И инвалидов тоже. И, наверное, среди этих людей есть немало ярких и интересных личностей…

— Природа очень рациональна. И когда по телевидению показывают нашу коченевскую женщину без рук и ног, которая вышивает зубами (да как потрясающе вышивает!), многие ахают: это надо же! А для меня это неудивительно. Я знаю, что слепые пальцами чувствуют цвет! В каждом человеке заложен компенсаторный механизм. И он включается в экстремальной ситуации. И мама руками останавливает многотонный грузовик, который мчится на ее ребенка. И почти в каждом инвалиде этот механизм включен.

Вот, видишь, на стене картины? Их написал человек, которому сейчас 72 года. И который до 70 лет кисть в руки не брал совсем! Инвалид войны. В 70 лет ему было видение, в котором ему сказали: завтра у тебя первый раз в жизни будет припадок эпилепсии, но ты не бойся. Припадок не повторится до тех пор, пока ты будешь писать картины. И теперь он пишет, пишет целыми днями. Митрополит Новосибирский и Бердский Тихон съездил к нему и благословил. И многие его картины теперь можно увидеть в монастырях, при церквах и соборах. И таких потрясающих судеб у новосибирских инвалидов очень много.

— Игорь Владимирович, здесь, наверное, уместно рассказать про единственный за Уралом Институт социальной реабилитации при Новосибирском государственном техническом университете…

— Стоит особо подчеркнуть, что этот институт является комплексным учебным заведением. В нем инвалидам дают среднее специальное, среднее и высшее образование. Институт активно развивается. Если еще два года назад в него набирали только инвалидов с поражением слуха, то теперь там обучаются студенты с поражением опорно-двигательного аппарата и другими соматическими нарушениями. Но возможности этого института не перекрывают потребностей инвалидов. В соответствии с постановлениями губернатора и мэра в нашем регионе должно быть создано 12 тысяч рабочих мест для инвалидов. Но прежде, на протяжении 30 лет, инвалидов преимущественно обучали профессиям швея-мотористка, сапожник, часовщик. А сейчас эти специальности на рынке труда не востребованы. И как раз Институт социальной реабилитации должен помочь в расширении круга специальностей для инвалидов.

— Особая категория — это дети-инвалиды…

— Безусловно!

— Что необходимо сделать для того, чтобы они выросли с ощущением своей полноценности?

— Мне кажется, что начинать реабилитацию детей-инвалидов нужно с реабилитации их мам! Что я имею в виду? Есть такая тенденция, что фактически инвалидность получает как бы не ребенок, а его мама. Она, оглядываясь в прошлое, думает: наверное, я что-то сделала не так, что-то нагрешила, и за это мне выпал этот тяжкий крест. И я его буду тащить на себе всю жизнь, обеспечивая своему ребенку настолько счастливую жизнь, насколько смогу. А мама должна быть настроена совершенно на другое. На то, чтобы воспитать полноценного и независимого от нее члена общества!

Второй момент, сейчас при активном участии инвалидов Новосибирска создается новая концепция образования. В этой программе детям-инвалидам должно быть уделено особенное внимание. Да, часто вылечить их нельзя, но система образования для них должна быть построена так, чтобы они развили в себе именно те качества, которые позволят им наиболее успешно встроиться в общество. Не надо делать специальных школ для инвалидов! Не надо делать специальных предприятий для инвалидов. Инвалиды должны работать в обычном, нормальном коллективе. Только так можно преодолеть пассивность инвалида и его иждивенческие настроения. Это понимает и губернатор, это понимает и мэр. И все наши совместные планы направлены как раз на интеграцию инвалидов в нормальное общество. В оперативном порядке наши менеджеры проконсультируют Вас по выбору ассортимента изделий. Связывайтесь через поле для сообщений. Здравствуйте. Интересует опт мармелада Ирис. Как с вами связаться для дальнейшего сотрудничества? 

Comment section

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *