Январь 2012

Статьи за Январь

14.01.2012
КПРФ: «светлое будущее» или «темное прошлое»?

Информация

События

Горн

Обсуждаем

Архив новостей и статей

2020

  • Январь
  • Февраль
  • Март
  • Апрель
  • Май
  • Июнь
  • Июль
  • Август
  • Сентябрь
  • Октябрь
  • Ноябрь
  • Декабрь

14.01.2012

КПРФ: «светлое будущее» или «темное прошлое»?

Начавшийся агитационный период избирательной кампании заставляет еще раз пристальнее взглянуть на одного из лидеров предвыборной гонки - старейшую партию новой России - КПРФ. Все обозреватели признают, что среди маловразумительных и зачастую виртуальных партийных проектов 90-х годов прошлого века и начала нынешнего КПРФ остается единственной политической партией в полном смысле этого слова, то есть партией с четкой идеологической программой, разветвленной организационной структурой, массовым индивидуальным членством и устойчивой мобилизационной поддержкой по всей стране, неоднократно доказанной на выборах всех уровней
В этом нет ничего удивительного, так как КПРФ опирается на часть сохранившегося наследия КПСС - партии, существовавшей в России 80 лет и правившей страной почти весь ХХ век. Миллионы избирателей в стране, голосуя за КПРФ, голосуют за светлые моменты своего прошлого, за реальные, а зачастую и идеализированные достижения советского строя с его уверенностью в завтрашнем дне, устойчивостью страховочных социальных механизмов, отсутствием кричащих социальных противоречий и чувством гордости за величие и могущество огромной сверхдержавы СССР.
Помимо старшего поколения людей за 60 лет, зачастую не принявших перемены последнего десятилетия и не адаптировавшихся в них, КПРФ пытается мобилизовать и другой огромный протестный потенциал в стране, вызванный крайне несправедливым распределением собственности и огромной дифференциацией доходов. Это объективная реальность. В 1991 году в РСФСР по данным Госкомстата доходы 10% наиболее обеспеченного населения были в 4,5 раза выше, чем доходы наименее обеспеченных. К 2001 году это соотношение увеличилось до 14,5 раза. Социальная наука считает, что критический уровень, за которым следует дезинтеграция общества, составляет соотношение 10:1. К 2002 г. доля населения России, находящегося за чертой бедности, составила более 1/3, около 50 млн человек. Обозначились и географические очаги концентрации бедности и нищеты - Северный Кавказ, север европейской части России. Так что потенциал роста симпатий к КПРФ, отраженный в рейтинге, должен был бы зашкаливать далеко за 30%. Между тем это имело место только однажды, во время президентских выборов 1996 г. Вот и сейчас социологи неизменно дают рейтинг КПРФ в диапазоне от 18 до 23%, но не больше. В чем же дело?
С 1993 года и по настоящее время КПРФ наиболее успешно мобилизует на выборах лишь свое давнее, идеологически четко очерченное поколенческое ядро. За исключением эпизода 1996 г. все попытки мобилизовать вокруг КПРФ весь радикальный протестный потенциал неизменно терпели крах. Одна из причин - в идеологической и политической природе нынешних вождей КПРФ, а также в организационной сущности самой партии и настроениях ее низового актива. С момента возникновения в 1991 г. и по сегодняшний день КПРФ отнюдь не наследница КПСС периода великих достижений и расцвета стабильности 60-70-х годов ХХ века, а прямой продукт краха партии в горбачевское время. КПРФ - производное тех сил, которые «проиграли» Советский Союз, создав ГКЧП, поддержали Беловежские соглашения в декабре 1991 г. и, одержимые идеями реванша, чуть было не подтолкнули Россию к гражданской войне в октябре 1993 года. При этом сами руководители КПРФ (Зюганов, Купцов, Мельников и др.) каким-то чудесным образом в решающий момент оказывались в стороне от эпицентра схватки.
Являясь ядром левой оппозиции, КПРФ отторгала все новое и перспективное, что могло бы расширить горизонты этого левого движения, привлечь некоммунистическую часть протестного электората. От коммунистов уходили перспективные политики, убеждавшиеся, что Народно-патриотический фронт - не широкая коалиция партнеров, а всего лишь ширма неизменной вертикали райкомов, обкомов, крайкомов и ЦК КПРФ. Так, корабль левой оппозиции покинули и коммунисты-интернационалисты вроде Олега Шенина и Сажи Умалатовой, и интеллектуалы из «Духовного наследия» во главе с Подберезкиным, и выдвинутые на высокие посты спикеров парламента И. Рыбкин и Г. Селезнев, и, наконец, последняя надежда партии - перспективный экономист С. Глазьев. Все они неизменно обвинялись в социал-демократическом уклоне и оппортунизме, как будто и не прошел век со времени II съезда РСДРП.
Именно эта идеологическая жесткость, не позволявшая мобилизовать в свою пользу большинство избирателей, не «зацикленных» на коммунистической идее, в сочетании с популистской безответственностью в законотворчестве, и делала КПРФ самым удобным и приемлемым спарринг-партнером действующей власти весь период ельцинского правления.
Власть вполне очевидно и в какой-то степени справедливо списала многие свои провалы и ошибки, особенно в социальной сфере на своего партнера - КПРФ, которая с 1994 по 2001 годы почти полностью доминировала в организации работы Нижней палаты российского парламента в Государственной думе, возглавляя и саму палату, и ее ключевые комитеты. Результатом работы КПРФ в Государственной думе стали сотни «благородных» популистских законов, проникнутых «заботой обо всех» - о работниках АПК, ВПК, военных, ветеранах труда и всех войн, бюджетниках, инвалидах, неимущих и т.д. Вместе с тем эти законы финансово не были обеспечены на 3,5 триллиона рублей и в геометрической прогрессии увеличили пустые, невыполнимые социальные обязательства государства. Поэтому подлинно государственническая природа КПРФ выглядит весьма сомнительно. Ведь главное для избирателя - не возбуждение эмоций, а конкретные дела и ответственность власти.
Вот и в этом избирательном году в предвыборной платформе КПРФ все тот же набор традиционных идеологических штампов из смеси нападок на следующий «антинародный» режим, из подлинной заботы обо всех категориях трудящихся и даже частных предпринимателях, а также традиционного антиимпериализма с элементами антисемитизма, упакованного в модную антиглобалистскую риторику.
С таким багажом КРПФ, по-видимому, вновь наберет свои неизменные 20%, (плюс-минус 2-3%) голосов избирателей, но дальше будет все более безнадежно отставать от основного состава, как отцепленный вагон, устремленный в прошлое.
Сергей КОЛМАКОВ, политолог
 
 
 

Разработка сайтов под ключ . продвижение сайта
© ГОРН 2001-2020 Используя материалы портала, ссылайтесь на Gorn.pro. Тел. (383) 21-19-180.