Июнь 2008

Статьи за Июнь

23.06.2008
Вызываются свидетели смерти
21.06.2008
Коротко
17.06.2008
Коротко
16.06.2008
Коротко
12.06.2008
Коротко
09.06.2008
Коротко
05.06.2008
Афиша

Информация

События

Горн

Обсуждаем

Архив новостей и статей

2021

  • Январь
  • Февраль
  • Март
  • Апрель
  • Май
  • Июнь
  • Июль
  • Август
  • Сентябрь
  • Октябрь
  • Ноябрь
  • Декабрь

23.06.2008

Вызываются свидетели смерти

Музыкальный спектакль <Тибетский утренник>, прошедший 21 августа в арт-кафе <Ку-Ку-Шка>, стал бесчеловечным напоминанием зрителю о главном событии в биографии индивида. О смерти рассказывала группа <Пассия>, чья новая программа стала столь же провокационной по форме, сколь познавательной по содержанию

Партизанское искусство существует. Об этом теперь можно сказать со знанием дела. Причем обретается оное не где-то в катакомбах и трущобах мировых столиц, а заявляет о себе во всеуслышание даже в глухой провинции.

Томская группа <Пассия> взяла на себя трудную задачу: раздражая зрителя донельзя, поведать ему о смерти, о путешествии в <подземное царство>. Путеводителем была избрана <Тибетская книга мертвых> - текст не самый простой для восприятия. Форма, в которой прошло выступление, тоже была далека от стиля <муси-пуси>. Однако ничто не остановило ни исполнителей, ни публику от того, чтобы дождаться конца волнующего спектакля.

Музыкальное сопровождение <Утренника> было не очень привычным для традиционного уха. Мерс Каннингэм смог бы поставить на нее балет, но зрители танцевать были не в силах. Заунывные гитарные звуки, свисты и шорохи деревянных духовых, тяжкие стоны баяна - и на фоне этого безобразия мальчик и девочка почти антифонно цитируют <Книгу мертвых>. Спокойными и порой возвышенными голосами.

Контрапунктом им звучат рассказы мужчин о жизни, которая хуже смерти. Эти не щадят чувств. Сергей Тендитный в монологе об алкоголе вдруг произносит: <О мама, SOS>, и тут же эти слова становятся сопровождающим рефреном Сергея Филиппова. Навязчивое повторение музыкальных фраз и вербальной информации будто готовит нас к неотвратимости смерти. Но вдруг снова сбивка: мы слышим глаголы о свете, ждущем нас после смерти.

С нами делятся мистическим опытом - другой информации о <послежизни> мы иметь не можем. Кто умер - тот молчит, кто жив - по-настоящему не умер.

С нами делятся жизненным опытом - отвратительном, как у большинства двуногих. И здесь не делается гендерных скидок. Дух мужчины гниет в похмельном синдроме, душа женщины распадается в актах сексуального насилия. Тяжкая доля для всех - равноправие полов достигнуто. Вывод: смерть - красавица. Абсолютная пустота - уродина.

Рассказ о кетаминовом путешествии прерывается политинформацией. Некорректные заявления об Усаме бен Ладене. Само существование <мирового пугала> ставится под сомнение. Мысль не нова, но напоминания достойна. Обобщение: информационное пространство - не организм, но агрегат. И как всякий агрегат нуждается в энергетической подпитке. Западные боги орошают долларами Интернет, восточные - подвигают шахидов на смерть. Земная битва - отражение битвы небесной.

Так и идет спектакль: утренник - не утренник, политинформация - не политинформация. Музыкой инструментальное исполнение в привычном смысле не назовешь, физического действия - никакого. Настолько адекватно замыслу, что дух захватывает! Разговор о главном требует неподвижности - пусть мир вокруг вертится.

Но это, тем не менее, спектакль. Пусть эстетика его не похожа на привычный нам театр Станиславского, далека от балагана, к Шекспиру отношения не имеет - она работает. Движение в <Тибетском утреннике> создается взаимодействием глыб-понятий и способов их презентации.

Поэтому, а вовсе не потому, что он - ученик Марка Захарова, Сергей Филиппов, постановщик спектакля, может быть назван режиссером. В отличие от Марка Анатольевича, специалиста по <мелкой технике>, удачно сбивающего эпизоды-камешки в некую гармоничную мозаику, Филиппов не <разменивается на смальту>. Он - градостроитель, Оскар Нимайер своего города, распростершего крылья по обе стороны бытия.

Нужно просто суметь почувствовать запредельное тление земной жизни и уловить нетленность потустороннего. Ибо жизнь - распад, согласно Библии, выразившей наиболее полно Традицию. Но жизнь - возможность для самосовершенствования. <Книга мертвых> говорит ясно, что <по ту сторону> нас тоже ожидают искушения. И кто не сумел бороться с ними <здесь и сейчас>, будет порабощен ими <там>.

<Пассия> вернула нас в пространство мифа, облегчив нашу зрительскую участь лишь элементами <сказки-страшилки>. Не нарушив формально при этом ничего, присущего мифологическому мировосприятию, где неподвижность героя - и свойство, и атрибут, и качество. Но только до поры. Илья Муромец однажды встал.

Что-то будет, когда <встанет> Филиппов!

Евгений МАЛИКОВ, <>
 
 
 

Разработка сайтов под ключ . продвижение сайта
© ГОРН 2001-2021 Используя материалы портала, ссылайтесь на Gorn.pro. Тел. (383) 21-19-180.